greenrose18 (greenrose18) wrote,
greenrose18
greenrose18

Categories:

Вы помните, в Союзе был такой артист, Сергей Захаров? Очень красивый, но какой-то невыносимо-слащавой красотой, с красивым голосом? Он еще в Небесных Ласточках играл неотразимого лейтенанта Шамплатре. Так вот, Захаров какое-то время сидел в тюрьме. За что? Ударил швейцара в какой-то ленинградской гостинице. Вы пока не впечатлились? А вот один человек очень впечатлился. Покойный муж моей тёти. Он вообще был достаточно самобытный такой человек. Умный. Толковый инженер. С понятиями о жизни на уровне 19-го века - тётке не разрешал коротко стричь волосы, употреблять косметику и одевать брюки. Вообще, охарактеризовать его можно было одним словом, по Островскому-самодур. В принципе он был достаточно добрый, но самодурство в нем цвело, это факт. Так вот он, услышав об отсидке Захарова, пришел в невыразимый восторг:"Вот это мужчина! Вот это я понимаю, не размазня, взял и подрался!" Он восхищался Захаровым целый вечер и потом часто вспоминал Захарова в качестве единственного настоящего мужчины советского кинематографа. 

Дядюшка был вообще человеком оригинальным и любил рассказывать цветистые истории. Особенно при моем отце. Отец старался держаться, хотя дядюшка постоянно пытался вызвать его на спор, потому что спорить любил чрезвычайно. Одной из такой историй была баллада о кировобадском блюстителе нравственности. 

-Когда я в 50-х годах жил в Кировобаде, мы с друзьями сильно следили за тем, чтобы девушки правильно себя вели. Мы были блюстителями порядка. Мы знали репутацию каждой девушки, и если она была нехорошего поведения, то когда она шла по городу,
 мы с задней площадки трамвая на ходу срывали с её головы косынку. Вот, а ты говоришь...

Отец с каменным лицом дослушал историю до конца, а очутившись на улице, сказал:" Начнем с того, что в 50-х годах в Кировобаде не было трамваев..."

Дядюшка очень любил играть в различные игры - карты, домино. Но если, не дай Бог, проигрывал, впадал в мрачность, начинал ругаться и задирать выигравшего. Все эту особенность его знали и играть с ним во что бы то ни было остерегались. Он даже меня, подростка, всё время умолял играть
  с ним в дурака. Я, конечно, отнекивалась, т.к. знала, чем это кончится в случае моего выигрыша, но иногда приходилось играть, конечно. Выигрывая, дядюшка краснел, довольно посмеивался, напевал какие-то песни, проигрывая же, мрачнел и начинал задирать меня фразами о случайном выигрыше и о том, что дуракам везёт.

Он постоянно строил планы, как бросит всё и уедет жить в Карабах, в деревню своих дедов и прадедов. (что мой отец комментировал следующим образом::»Где он по своему обыкновению будет сидеть на стуле в саду перед накрытым для чая столом, а моя сестра будет окучивать грядки и пасти коров.»)  

Ужасно болел за «Арарат», и если «Арарат выигрывал хотя бы один матч в чемпионате Союза, дядя довольно потирал руки и спрашивал у сыновей:»Ну что, берем в этом году Кубок УЕФА?»

У него были свои оригинальные идеи и пристрастия. Он был уверен, что лучше всех знает, что должно и не должно нравиться. Во время открытие Олимпиады-88 в Сеуле я отпустила какую-то шутку по поводу затянувшейся церемонии и бесконечных корейских танцев. Дядюшку почему-то это задело, и он строго отчитал меня за такое неуважение к культуре корейского народа. Главным его аргументом было следующее:» Вот ты над корейцами смеёшься. А если они когда-нибудь будут смеяться над армянскими танцами? Тебе приятно будет?» Я справедливо заметила, что мне это будет абсолютно всё равно, потому что меня ни на грамм не интересует мнение корейцев об армянских танцах, но дядюшка продолжал гневно трясти головой и одновременно, в такт, рукой с зажжёной сигаретой.

Дядюшка был большим поклонником патриархата, считал, что женщина должна мужу подчиняться без рассуждений. Просьбы не курить в присутствии беременных считал оскорблением своего мужского достоинства. Если дядюшка на кого-то нибудь обижался (особенно на родственников), это было всерьёз и надолго. Дядюшка кипел. Однажды он обиделся на своего двоюрдного брата, потому что тот отказался его куда-то отвезти на машине. Дядюшка отругал родственника по телефону, а потом целый день сидел в пустой столовой и что-то бормотал себе под нос, видимо, продолжая ругать родственника, который, ради справдливости надо отметить, обладал дядюшкиным характером, и не разговаривали они очень долго. 

В основном дядюшка был человеком достаточно добрым и местами довольно здравомыслящим. Очень любил внуков, мог часами играть с ними в разные игры. От него всегда пахло сигаретами. Работал он в научно-исследовательском институте через дорогу от дома. Часто, придя домой на обеденный перерыв, на работу он уже не возвращался. По дому никогда и ничего не делал, но иногда заваривал чай. Являлся обладателем полосатой пижамы. 

Не любил, когда взрослые смотрели мультики, и всегда переключал, хотя сам и из комнаты выходил в это время. Зайдёт, переключит с мультика и выйдет. Никогда не забуду, как однажды, уже во время событий, мы все сидела на застеклённой веранде (шушабанде) и смотрели телевизор (двоюрдные братья, один из которых был женат, 3 мои тёти, бабушка, я, дядюшка, какие-то товарищи братьев). Дядюшка врубил армянское ТВ, где шла передача о Карабахе. Причём в передаче ничего не говорили – показывали какие-то грустные горы, и на заднем плане играл не менее грустный дудук. А в это время по «Москве» шла Утренняя Почта, и разумеется, все изнывали от желания переключить канал на это самую Утреннюю Почту, но не осмеливались. Время шло, дудук играл, присутствующие молча томились. В какой-то момент мне это изрядно надоело, и поскольку я была школьницей задорной в это время, я начала что-то вроде:»Нет, я не понимаю, почему мы должны слушать эти заунывные мелодии, когда...» Но закончить мне не удалось, т.к. передо мной выросла фигура бабушки, которая стояла ко мне лицом, а к дядюшке, сидящему впереди, спиной. Бабушка прижимала палец к губам, и вся напоминала застывшее отчаяние. Другой рукой она жестикулировала, делая мне знаки не препятствовать просмотру грустной передачи с дудуком. Мне пришлось усесться на место. Самое интересно, что никто из присутствующих так и не осмелился хотя бы встать и уйти в другую комнату, так и сидели часа два перед телевизором со стонущим дудуком. А за окном ярко светила солнце, стуча в застеклённые окна шушабанда. 

 

Tags: memories, relatives
Subscribe

  • Минаев!!!

    Мама мне порою советует посмотреть то да это, особенно из российской политики или кинематографа. В 90 процентах случаев я советам не следую. Но…

  • (no subject)

    Я прочла, что Кеосаян собирается делать римейк «Белорусского вокзала», только с «афганцами». Знаете, я смотрела этот фильм в детстве, не помню его…

  • (no subject)

    Очередное что-то посмотрела (экранизацию) и думаю, вот на хера попу баян, а? Зачем придумывать новое ненужное? Меня просто убивает, когда из…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments

  • Минаев!!!

    Мама мне порою советует посмотреть то да это, особенно из российской политики или кинематографа. В 90 процентах случаев я советам не следую. Но…

  • (no subject)

    Я прочла, что Кеосаян собирается делать римейк «Белорусского вокзала», только с «афганцами». Знаете, я смотрела этот фильм в детстве, не помню его…

  • (no subject)

    Очередное что-то посмотрела (экранизацию) и думаю, вот на хера попу баян, а? Зачем придумывать новое ненужное? Меня просто убивает, когда из…